Издательство "Отечество"



Окопные стихи.



* * *


О том, что власть — это почетно, приятно и выгодно,
предпочитают не говорить; говорят о служении народу
и большой ответственности... Но если бы
власть была неприятна, невыгодна и непочетна,
то начальство стало бы таким же дефицитом,
как нынче дворники...

 

* * *


Искусство дозировки...
Великое бюрократическое искусство дозировки!
Берут бочку дегтя и сверху заливают тонким слоем меда.
И любуются!
Берут бочку меда и сверху заливают тонким слоем дегтя.
И возмущаются!
И никто словно не догадывается, что нелепо смешивать
деготь и мед.

 

* * *


Было бы желание — причина найдется... А желание есть:
«не разжигать, — как поучают в газетах, —
нездоровые страсти»,
не писать, что пытали, а писать обтекаемо-мягко
о «недозволенных методах следствия»...
И убиты два зайца:
и сказали что-то, и ничего не сказали; проявили
гражданскую смелость — и соблюли осторожность
бюрократической мудрости...
Но поэт погубит себя, если станет чураться эмоций!

 

* * *


Забеременеть наполовину нельзя.
Можно или не забеременеть, или забеременеть.
Но они, кажется, думают,
что в общественной жизни, в отличие от физиологии,
может быть половинная беременность:
«одобренная инициатива», например.

 

* * *


Бульдозеры корчуют старое кладбище. Под корень —
кресты,
надгробные плиты, могильные изгороди, деревья...
Потом эту мешанину навалят в самосвалы и увезут
в песчаные карьеры. Засыплют. И нет ни кладбища,
ни карьера. Ровное место. Теперь можно возводить
жилые дома улучшенной планировки...

 

* * *


Люди еще пребывают на том уровне развития,
когда путают реальную действительность
со своими представлениями о ней,
и собственные представления о жизни
им кажутся важнее жизни.
Выдумывать легче, чем изучать. И приятнее...

 

* * *


Что-то мы утеряли — по сравнению, скажем, с поздним
палеолитом.
Обнаглели, пожалуй. От успехов науки и техники.
Нас уже не страшат ни небесные громы, ни громы подземные,
даже космос — и тот не страшит...
А меня, извиняюсь, страшит такое бесстрашие. Оно кажется
безрассудством, которого не было у троглодитов, а в быту
они были не глупее, чем мы — гомо сапиенс! — но пределы
своих посяганий хорошо ощущали... А ведь первый
признак ума — знать пределы, за которыми разум бессилен.

 

* * *


Да нет, мир капитала они ненавидят совсем не за то,
что там буржуа, эксплуатация... Мир капитала
они ненавидят за то, что там таким, как они,
делать нечего... Капиталист за здорово живешь
денег не платит — вкалывать надо, за страх и за совесть;
и ежели тлеет в тебе искра божья, ты талантлив,
то тебе не придется с твоими изобретениями
бродить по инстанциям и в газеты писать: капиталист
не дурак, пользы своей не упустит, сам за тобой побежит,
опасаясь, как бы ты не подался к его конкурентам.



1 I 2 I 3 I 4 I 5 I 6

Он на спине лежал, раскинув руки
В освобожденном селе
Четвертая атака
Он принял смерть спокойно
В блиндаже связистов на опушке
А что им оставалось делать?
Когда напишут правдивую книгу...
власть - это почетно