Издательство "Отечество"



Окопные стихи.




РАССТРЕЛ.

Он принял смерть спокойно.
Спокойно глядел,
как немцы подровняли короткий строй,
привычно взбросили к плечу винтовки,
прицелились —
и по команде "Файер!"
придавили спусковые крючки...
Но когда
офицер подошел к распластанному трупу,
чтобы убедиться, что русский мертв,
он даже вздрогнул от неожиданности:
не вечный покой, а ненависть —
лютая ненависть была на лице русского.
Офицер с раздражением пнул голову,
но шея еще не успела задеревенеть,
и голова возвратилась в прежнее положение.

 

ВОЕННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ.

В глубоком тылу врага разведчики
пленных не берут — только "языков".
Из фронтовых записок
Как это было?
Так оно и было —
как это всё бывает на войне.
По одному в амбар их заводили,
по одному их ставили к стене.
Молились.
Вырывались.
Пальцы грызли...
Но автоматный вскидывали ствол —
и брызгали отстрелянные гильзы
на глиняный замусоренный пол.
Мы не могли оставить всех в живых:
их было двадцать семь — на шестерых.

 

* * *

Когда ты убиваешь врага в бою, ты не можешь быть уверен,
что убьешь его, а не он тебя,— и потому ты не чувствуешь
себя убийцей... Но почему ты не радуешься, когда после
боя приходится подчас расстреливать безоружного врага, хотя
ты хорошо понимаешь, что в бою он мог убить тебя?..

 

* * *

По утрам Леха говорит сержанту:
— Ну, я пошел на физзарядку.
— Валяй! — разрешает сержант.— Заряжайся...
Леха топает ходами сообщений в овраг,
лепит смолой к сосне трофейную открытку:
Гитлер стоит руки в боки и лыбится, сука!
Леха приступает к упражнениям:
стрельба из винтовки лежа, с колена и стоя —
обойма патронов на каждое упражнение.
Потом умывается из родничка — водные процедуры! —
и возвращается в траншею.
Там уже принесли завтрак, Леху встречают весело:
— Как здоровье у Адольфа? Не жалуется?..—
Леха вытаскивает из кармана остатки открытки.
— Никак рекорд? — говорит сержант.
— Точно,— кивает Леха.— 15 очков из 15 возможных.
Ну, командир, нынче тому фрицу-пулеметчику,
что угробил Вальку Бересова, будет капут! —
И приступает к приему пищи.

 

СОЛДАТСКИЕ ШУТОЧКИ.

Однажды мы в фашистском блиндаже
нашли большой портрет Адольфа Гитлера.
И долго мы царапали в башке,
чего бы нам с портретом этим вытворить.
Комсорг решил проблему в пять минут:
— А-а, тоже мне, взялись над чем кумекать!
Вы подрисуйте бороду ему,
ну и так дальше,— что-нибудь для смеха...
И живописцы сели за работу.
Ох, думаем, раскрасим обормота!
Как глянет на Адольфа его бражка —
с катушек свалит верная кондрашка.
Во-первых, мы зелеными чернилами
по подбородку навели уют.
Пенсне на нос надели другу милому.
Затем решили — фюреру пойдут
густые бакенбарды во все щеки.
Они же, как советовал комсорг,
под общий хохот и восторг,
изобразили кое-что еще...
И сей портрет,
во всей красе,
воткнули ночью на нейтральной полосе.

1 I 2 I 3 I 4 I 5 I 6 I 7 I 8 I 9



Он на спине лежал, раскинув руки
В освобожденном селе
Четвертая атака
Он принял смерть спокойно
В блиндаже связистов на опушке
А что им оставалось делать?
Когда напишут правдивую книгу...
власть - это почетно