Газета "Отечество"

№3 (51) Июнь 2004



Один бой в феврале.

Холод. Он сковыва ет руки и ноги. В голове несусветная каша. Обрывки мыслей. Клонит в сон. Эх, сейчас бы затянуться, да махорки нет, и еды горячей нет уже трое суток, а сегодня и сухари кончились.


Зубами стягиваю варежку и озябшими скрюченными пальцами растираю лицо сухим, колющим снегом. Снег, он везде, бескрайнее заснеженное поле. Он лезет за воротник, забивается в сапоги. Быстрее бы что-нибудь началось. Нет уже сил лежать и ждать на этом снегу.


Откуда-то сзади ударили пушки и снаряды, пролетев с шелестом через головы, разорвали тишину взрывами. Впереди, на снежной целине, вздыбились редкие фонтаны воды и снега. Как их мало, но и это хорошо. Ведь тех, кто наступал здесь вчера, даже пушки не поддерживали. А их, вчерашних, и не видно впереди, замело за ночь.


Бог войны не стал утруждать себя, и взрывы впереди стали потихоньку стихать. Над нашими головами взвилась красная ракета. Послышались свистки. Откуда-то слева возник ротный. Пнув расположившегося рядом бойца, он подошел ко мне, и заорал прямо в ухо: «Чего разлегся, вставай, бегом поднимай солдат!» - и, добавив пару крепких слов, скрылся.


С трудом, поднявшись, достав свой «ТТ», огляделся. На белом поле цепочкой лежали солдаты, среди них кое-где виднелись офицеры, заставлявшие их подняться. Я побежал вдоль своего взвода, крича ругательства и заставляя солдат подняться из снежного плена. Солдаты нехотя поднимались, сбивались в цепи. Послышались два коротких свистка, и цепь дрогнула, начала медленно двигаться вперед, постепенно переходя на бег.


Бежали молча, только снег хрустел под сапогами и пар клубился из полуоткрытых ртов. И противник молчит. Подпускает гад, чтоб наверняка. В ушах звенит от этой тишины и тихого хруста снега.


Нет сил больше терпеть и изо рта вырывается хриплое: «Ура!». Солдаты подхватывают его, срывая глотки криком. А враг молчит. Я зажмурился, и … Началось! Сначала дробно ударили немецкие «МГ». Сзади, впереди, по бокам засвистели пули, поднимая фонтанчики снега вперемешку с кровью. Кто-то вскрикнул, кто-то упал. Цепь пробежала с десяток метров и дружно упала лицом в снег. И не было никакой силы, чтобы поднять солдат.


Откуда-то с боку снова появился ротный. Что-то дико крича, он велел нам подняться, иначе всех расстреляет сейчас же. Мы нехотя поднялись, пробежали еще пару метров и снова упали в снег. Тут ротный рванул вперед, крича: «За Родину! Ура!!!» и медленно упал, прошитый насквозь пулеметной очередью.


В моей голове что-то замкнуло. Страх куда-то ушел, я приподнялся и побежал вперед. Бежал, не оглядываясь, не зная, поднялись ли за мной солдаты.


Перед глазами возник снежный бруствер, за ним вражеская траншея. Я прыгнул в нее, вперед, и тут же вслед за мной посыпались солдаты. Их было так мало. Я наконец-то рискнул оглянуться назад и увидел это поле, как на ладони. Оно все было усеяно … усеяно нашими мертвыми солдатами.


Бой в траншее продолжался недолго, враг, бросив раненых, спешно отступил на новый рубеж обороны. Ко мне подошел комбат и сказал: «Молодцы! Вечером подойдет подкрепление. Так что готовьтесь, пойдем дальше» - и кивнул головой на запад, в сторону бескрайней снежной равнины.


В голову опять полезли мысли о еде и махорке, и в тот же миг, глядя на остатки своего взвода, в памяти всплыл хриплый крик «Ура». Я понял, что мы победим, победим во что бы то ни стало, без пушек и снарядов, без самолетов и бомб.


Мы дойдем до конца этой снежной равнины. Пусть не все из нас смогут это увидеть. Мы дойдем, дойдем, дойдем - слова мерно стучали в голове. «Надо обязательно уснуть, - подумал я, - ведь скоро опять идти в бой», и провалился в темную пропасть сна.

Алексей Рытенков



22 июня День памяти и скорби...
План организации деятельности профильных смен в оздоровительных стационарных и палаточных лагерях в летний период 2004 года при участии ОМО «Объединение «Отечество».
События. Люди. Факты.
Благодарственное письмо.
Обращение Совета ОМО «Объединение «Отечество» РТ к участникам поискового движения Татарстана.
Памяти земляка.
Результаты поисковых экспедиций - весна 2004 г.
Дневник из «Долины смерти».
Наши во Франции (Париж - Мормант 2004).
Речь погибшего летчика.
Летопись нашей истории.
Один бой в феврале.
Уберечь мир - в наших силах.
Андрей Шлыков. Стихотворение.