Новости

1993 | 1994 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009
2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019



Новости 2019 г.



«ПИШУ НА ПАМЯТЬ»


Поисковая работа, находки и истории не перестают нас удивлять, каждый случай открывается своей особенной стороной. Может такая непредсказуемость открытий и помогает поисковикам сохранять увлеченность, дает силы на новые поиски. Часто не только работаешь с вещами из прошлого, солдатскими медальонами, подписанными ложками, котелками и другими предметами, позволяющими установить имена их владельцев, но и познаешь новых, ранее совершенно незнакомых тебе людей. И от того, что людей не безразличных к судьбам других много, становится интереснее искать и жить.

На днях на электронную почту ВИПЦ «Отечество» пришло письмо от Андрея из Карелии, в котором он писал: «При разборке старого дома в п.Озерское (ранее финское Вуоксенранта) Ленинградской области нашли запись, оставленную в 1941 году, читается хорошо:

Татарин
Пишу на память
Бузиков Гариф
1941 года 16/II/41 г.

Скорее всего, запись оставлена солдатом, попавшим в плен, или иным образом оказавшимся в наших краях. Возможно, эта информация как-то поможет выяснить судьбу ее автора».

«Пишу на память. Бузиков Гариф. 1941 год 16/II/41 г.»

При поиске в Обобщенном банке данных Министерства обороны РФ (ОБД «Мемориал») нас заинтересовала запись о Бузикове Гарифе Гайнулловиче. Он родился 20 августа 1910 года, адрес отца: село Карино Слободского района Кировской области. Пленен 19 августа 1941 года, как читается в немецкой карточке военнопленного, под Валдаем (буквально: baldai). Погиб в плену в Германии в марте 1942 года в шталаге X B, расположенном в деревне Зандбостель.

Бузиков Гариф Гайнуллович. Немецкая карточка военнопленного.

Что примечательно, в карточке военнопленного Гариф Бузиков учтен не как военный, а как гражданский. И на оставленной на стене надписи дата еще довоенная – 16 февраля 1941 года. Дата между двумя войнами – финской 1939-1940 годов и Великой Отечественной 1941-1945 годов. Можно предположить, что человек попал в Карелию еще до войны как рабочий, направленный для освоения новых территорий после передачи Карелии от Финляндии Советскому Союзу, а с началом Великой Отечественной войны возвращался на родину в Кировскую область, но не доехал, попал в немецкий плен.

Справка: 28 мая 1940 года вышло постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мероприятиях по восстановлению хозяйства в новых районах Карело-Финской ССР и Ленинградской области». С целью освоения новоприобретенных земель планировалось переселить сюда 40 тысяч семей колхозников из Белоруссии и Украины, Мордовской, Татарской, Чувашской автономных республик, Вологодской, Калининской, Кировской, Пензенской, Рязанской, Смоленской и Тульской областей. Однако уже в 1941 году им пришлось покинуть эти места, поскольку началась Великая Отечественная война.

В 14-м томе Книги Памяти Кировской области Бузиков Гариф Гайнуллович 1909 г.р. из села Карино учтен пропавшим без вести.

Пока нельзя утверждать, что надпись на стене дома в Карелии оставил именно этот Бузиков Гариф из села Карино. На портале Министерства обороны «Память народа» есть сведения еще об одном Бузикове Гарифе из села Карино - о Бузикове Гарифулле Загидулловиче 1922 года рождения. Гарифулла Загидуллович прошел войну, награжден медалью «За отвагу», орденом Красной Звезды, в 1985 году в 40-летию Победы - орденом Отечественной войны II степени.

Но предполагаем, что Гарифулла Загидуллович меньше подходит к случаю с надписью 1941 года в Карелии, судя по сведениям в наградных листах, он воевал на южном направлении, далеко от Карелии. Хотя, на войне могли быть всякие невероятные перемещения...

Мы попросили Андрея рассказать подробнее о доме, об окрестностях, следах войны в тех местах.

«Дом, в котором сохранилась надпись, совсем небольшой, перестроен, по всей видимости, из другого дома или иного сооружения, так как имеет переложенные окна и двери под новое строение. Имеет 100% особенности карело-финской рубки и материала. Надпись была обнаружена внутри, на венце сруба за обшивкой, на уровне груди, сделана скорее химическим карандашом и так как находилась в сухом месте, хорошо сохранилась.

Этот дом всегда был жилым, по крайней мере с 1953 года, когда семья моей жены поселилась на этом хуторе недалеко от поселка. Как рассказывала бабушка, тогда все в округе пустовало - и дома в поселке, и вокруг на хуторах были все заброшены. Насколько я знаю, этот дом и дом побольше рядом были построены бывшим их владельцем финном как дачный комплекс. Еще до недавнего времени к нам иногда приезжала дочь этого финна, поэтому достоверно известно, что это была дача, сами они проживали в городе.

Вокруг хутора, как и рядом с поселком, много каменных военных укреплений, окопов и огневых точек, около хутора находили в разное время различные предметы быта: лопатки, топоры, пуговицы, их песок иногда выталкивает. Могу предположить, что стояли финские части.

Если предполагать, что Бузиков оставил надпись будучи в плену, то лагерей военнопленных в Озерском и в окрестностях не было, это точно.

В любом случае надпись на брусе мы выпилим и сохраним, может быть кому-то она будет дорога как память».

А мы попробуем узнать подробнее о Бузиковых в их родном селе Карино. Не зря же человек написал 78 лет назад: «Пишу на память».

Р.Салахиев,
ВИПЦ «Отечество», г.Казань.



Наверх