Новости

1993 | 1994 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009
2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019 | 2020 | 2021



Новости 2021 г.



ЕЩЕ ОДИН ПРОБЛЕМНЫЙ ВОПРОС ИЗ МОНИТОРИНГА ВОИНСКИХ ЗАХОРОНЕНИЙ:
ПОГРЕБЕНИЕ НА РОДИНЕ ВМЕСТЕ С ОСТАНКАМИ УСТАНОВЛЕННОГО БОЙЦА
ОСТАНКОВ НЕИЗВЕСТНОГО ВОИНА


Занимаясь уже несколько лет занесением в базу данных ВИПЦ сведений по воинским захоронениям на территории Российской Федерации и мониторингом состояния данных захоронений, наличия учетных документов по ним, специалисты ВИПЦ констатируют, что в последние годы появилась тенденция к неоднозначным последствиям работы некоторых поисковых отрядов.

Эта тенденция связана со следующими случаями в поисковой среде. Некоторые поисковые отряды, обнаружив на местах боев останки нескольких военнослужащих в одном месте (окопе, воронке, неучтенной могиле) и обнаружив смертный медальон (либо другой артефакт, который позволяет установить личность погибшего: подписанные вещи, документы, награды), по которому удается установить данные одного погибшего солдата, принимают решение о транспортировке останков этих военнослужащих (в основном двоих, но были случаи и трех, и четырех военнослужащих) для их захоронения на малой Родине именно установленного погибшего солдата. Тем самым получается, что в далекий от «боевого» региона деревне (селе, поселке, городе), где родился или проживал один из погибших, появляется вновь образованное воинское братское захоронение. Понятно, что при этом преследуются очень благие намерения — похоронить на малой Родине солдата, который несколько десятилетий значился пропавшим без вести. Понятно, что это происходит и с согласия разысканных поисковиками родственников установленного бойца. Но, в принципе родственники в таких случаях уже поставлены перед фактом — что разделить останки бойцов не представляется возможным. И основными доводами поисковиков, а уже и потом родственников погибшего (в процессе общения с другими сородичами и земляками) становятся фразы: «…да, они же вместе погибли, и пускай, вместе и будут похоронены…», «…скорее всего погибшие были односельчанами, или уроженцами одного региона…» (правда это касается, только тех случаях, когда останки погибших воинов, обнаружены на местах боев какой-то «территориальной» дивизии, только что сформированной и сразу брошенной в бой). Но согласитесь, такие заявления и умозаключения, конечно имеют под собой основания, но не является полностью достоверными.

И вот так на просторах нашей Родины, из года в год, появляются новые уже братские могилы с похороненными в них без вести пропавшими солдатами. Как мы уже говорили выше, с одной стороны делается благое дело: останки погибших, наконец-то обретают свой покой, но с другой стороны появляется вопрос о правовой ответственности, и правовом основании, почему останки других погибших воинов, хоронятся «как довесок» к установленному солдату?

Немного статистики. Только за 2015–2016 годы (по другим годам картина почти такая же):

1) 5 мая 2015 года в г. Оренбурге захоронены останки красноармейца П.Е.Чебатарева и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Калужской области;

2) 8 мая 2015 года в п. Мостовской Краснодарского края захоронены останки красноармейца А.И.Наумова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Новгородской области;

3) 22 июня 2015 года в г. Находка Приморского края захоронены останки красноармейца К.Д.Иванчея и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Воронежской области;

4) 22 июня 2015 года в с. Катенино Варненского района Челябинской области захоронены останки красноармейца Г.А.Салищева и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;

5) 2 сентября 2015 года в г. Томске на Южном кладбище захоронены останки красноармейца Е.Д. Чистякова и еще 3 неизвестных солдат. Останки обнаружены в Калужской области;

6) 14 сентября 2015 года в д. Удмуртский Сарамак Кизнерского района Удмуртской Республики захоронены останки красноармейца Д.В.Орлова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;

Мониторинг воинских захоронений. Паспорт захоронения красноармейца О.О.Злобнова и еще 4 неизвестных солдат.

7) 11 декабря 2015 года в с. Тепловка Новобурасского района Саратовской области захоронены останки красноармейца О.О.Злобнова и еще 4 неизвестных солдат. Останки обнаружены в Смоленской области;

8) 8 мая 2016 года в п. Бреды Челябинской области захоронены останки красноармейца М.С.Лушникова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;

9) 20 мая 2016 года в г. Стерлитамаке Республики Башкортостан захоронены останки красноармейца П.С.Лялькова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Псковской области;

10) 26 мая 2016 года в д. Новоселки Ступинского района Московской области захоронены останки красноармейца А.Т.Богатова и еще 1  неизвестного солдата. Останки обнаружены в Орловской области;

11) 17 июня 2016 года в г. Тамбов захоронены останки красноармейца В.И.Замкова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;

12) 19 июня 2016 года в с. Курунда Усть-Коксинского района Алтайского края захоронены останки красноармейца К.А.Майманова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Московской области;

13) 9 июля 2016 года в с. Новоникольское Мичуринского района Тамбовской области захоронены останки красноармейца С.Д.Малютина и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;

14) 12 июля 2016 года в с. Вечный Хутор Духовницкого района Саратовской области захоронены останки красноармейца Н.К.Цика и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;

Мониторинг воинских захоронений. Паспорт захоронения красноармейца К.М.Авсиевича и еще 2 неизвестных солдат.

Мониторинг воинских захоронений. Могила красноармейца К.М.Авсиевича и еще 2 неизвестных солдат.

15) 25 августа 2016 года в с. Большой Ильбин Саянского района Красноярского края захоронены останки красноармейца К.М.Авсиевич и еще 2 неизвестных солдат. Останки обнаружены в Тверской области;

16) 16 сентября 2016 года в с. Васильево Конышевского района Курской области захоронены останки красноармейца Н.И.Чаплыгина и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области.

Республику Татарстан тоже не миновала чаша сия. Осенью 2018 года в республике появилась могила с неизвестным воином. Средства массовой информации сообщали: «…5 ноября 2018 года в селе Туктарово-Урдала Лениногорского района был захоронен уроженец села… Он был отправлен служить в 360 дивизию в должности рядового красноармейца… Погиб 14 августа 1943 года на границе Калужской и Смоленской областей (в настоящее время — Калужская область, Куйбышевский район, село Закрутое)…». Как видно из сообщений, в прессе речь идет о том, что поисковики выполнили свою святую миссию: нашли, установили, сами разыскали родственников, помогли перевезти на малую Родину и похоронить останки погибшего солдата. Но ни слова о том, что вместе с останками установленного солдата в Лениногорский район Республики Татарстан были доставлены и останки неизвестного солдата. Эти сведения были указаны только в акте передачи останков погибших воинов родственникам погибшего, а также было озвучено поисковиками при передаче: «…останки двух погибших солдат разобрать (разделить) не удалось…».

Может будет правильней, если останки солдат, которые поисковики по разным причинам не могут «разделить», будут лежать в одной братской могиле, вместе с однополчанами, с теми, с кем вступили они в свой последний бой… и именно на той земле, которую они защищали… и там, где они приняли свою геройскую смерть…

Данные факты уже не раз обсуждались на мероприятиях ООД «Поисковое движение России», но каких-либо выводов, рекомендаций, предложений для решения данной проблемы не выработано.



ПУБЛИКАЦИИ ВИПЦ ПО МОНИТОРИНГУ ВОИНСКИХ ЗАХОРОНЕНИЙ:

Специалисты ВИПЦ совместно с представителями региональных представительств ООД «Поисковое движение России» продолжают проводить общественный мониторинг воинских захоронений по выявлению в «тыловых» регионах Российской Федерации вновь образованных воинских захоронений (могил воинов, личности которых установлены поисковиками и похороненных на малой Родине).

*

Рассмотрим образец взаимодействия поисковых формирований, органов местной власти и специалистов ВИПЦ в решении вопросов увековечения имен воинов на воинских захоронениях на примере Невельского района Псковской области.

*

ВИПЦ продолжает подготовку нормативных документов по военно-мемориальной работе. Напомним о методических рекомендациях по постановке на учет и содержанию воинских захоронений.

*

Об ошибке оформления в учетных карточках, в которых помимо похороненного военнослужащего вносятся данные о его родственнике, в могилу которого было проведено подзахоронение останков погибшего солдата.

*

Еще один проблемный вопрос из мониторинга воинских захоронений: погребение на малой Родине вместе с останками установленного бойца останков неизвестного воина.

*

Проблема утраченных воинских захоронений.

*

Результаты мониторинга состояния и порядка оформления учетных документов воинских захоронений, где ежегодно проводятся захоронения останков погибших воинов, найденных поисковыми формированиями (анализ по Центральному федеральному округу).

*

Результаты мониторинга состояния и порядка оформления учетных документов воинских захоронений, где ежегодно проводятся захоронения останков погибших воинов, найденных поисковыми формированиями (анализ по Южному федеральному округу).

*

Результаты мониторинга состояния и порядка оформления учетных документов воинских захоронений, где ежегодно проводятся захоронения останков погибших воинов, найденных поисковыми формированиями (анализ по Дальневосточному федеральному округу).




Наверх