Новости

1993 | 1994 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009
2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019 | 2020



Новости 2020 г.



СПЕЦИАЛИСТЫ ВИПЦ ПРОДОЛЖАЮТ РАБОТУ
ПО УСТАНОВЛЕНИЮ СУДЕБ ПОГИБШИХ ЛЕТЧИКОВ


Эта история очень наглядно показывает две стороны деятельности поисковых отрядов в вопросах установления более точного места захоронения авиаторов - погибших защитников Отечества.

Первое – это возвращаться на старые места, где судьбы экипажей самолетов не установлены.

Второе – это постоянный анализ, мониторинг и исследование архивных документов с целью установления точного места захоронения погибших.

А началась эта история еще в 2004 году. Тогда поисковиками отряда «Невский Пятачок» (п.Невская Дубровка Всеволожского района Ленинградской области, руководитель Сергей Викентьевич Мельниченко) были обнаружены фрагменты мотора АМ-38 от самолета Ил-2. Точнее, недалеко от лесной дороги идущей от деревни Пески к Павловскому мосту был найден только один коленчатый вал мотора. Коленвал лежал на топком берегу небольшого ручья и в весеннее- осеннее время, когда вода в ручье поднималась, был скрыт от глаз обывателей. Летом русло ручья обмелело, и на его кромке поисковик Семен Абрамов увидел торчащую из суглинка ржавую большую шестерню коленвала. Об этой находке, поисковики сообщили в Фонд поисковых отрядов Ленинградской области. В один из летних дней, сводной группой состоящей из поисковиков отряда «Невский Пятачок» и «Иван Сусанин» мы обследовали район нахождения обломков мотора, но никаких новых фрагментов найти не смогли. К сожалению, на коррозированном «колене» найти дублированные номера мотора так же не удалось. Так, это место и осталось в базе данных обнаруженных мест падений самолетов – как не отработанное до конца.


Абрамов Семен и Константин Москвин. Ленинградская область. 2004 г.


Но, как говорилось выше, одной из характерных особенностей работ с погибшими самолётами является то, что периодически стоит возвращаться на места падений, которые остаются недоработанными до конца. Это подтвердит любой авиа-поисковик со стажем. Зачастую, на давно обнаруженных местах падений самолетов, на которых ранее не удалось установить судьбу самолета (не были найдены номерные детали самолета или мотора), вернувшись через неопределенный срок удавалось найти и номера машин, и останки экипажа самолета. Причем иногда, временные рамки от первого момента посещения места падения, до момента установления судьбы экипажа и самолета растягивались на годы, а иногда и десятилетия. Таких примеров очень много.

Так случилось и в этот раз. Семен Абрамов периодически возвращался в этот район, где в 2004 году им был найден коленчатый вал мотора. За несколько лет до 2004-го знакомый Семёна рассказывал, что недалеко от ручья находил фрагменты дюраля от самолета, а на одном из обломков нашел выбитый номер: 1716. Но к моменту рассказа уже было невозможно установить, где именно был найден номер.

И вот, буквально на прошлой неделе, Семен в очередной раз побывал в этих местах. Расширив круг поиска он наткнулся на довольно объемные фрагменты лонжеронов крыла самолета Ил-2. Рядом также нашел несколько характерных лючков и других обломков самолета. Но самой главной находкой Семена стало хорошо сохранившееся кресло пилота самолета!

Тут необходимо сделать отступление и пояснить, что в местах, где были обнаружены фрагмента самолета в период 1941-1943 годов были ближние тылы, сначала Невской Оперативной группы войск Ленинградского фронта, а затем и войск 67-й Армии. Именно с этих мест наши части пытались неоднократно форсировать Неву и перебрасывали пополнение и технику на печально знаменитый «Невский Пятачок».

Подбитый самолет упал рядом с расположением наших войск и поэтому многие фрагменты самолета после падения были использованы нашими пехотинцами для всяких хозяйственных нужд при оборудовании блиндажей, землянок и окопов. Похоже, что именно так кресло пилота оказалось в одной из землянок. Возможно, солдаты приспособили его как удобное сиденье. Но, самое главное было то, что на спинке сиденья был выбит сокращенный заводской номер самолета: 1716!


Фрагмент крыла самолета Ил-2. Ленинградская область. 2020 г.



Кресло пилота. Ленинградская область. 2020 г.



Номер самолета на спинке кресла пилота. Ленинградская область. 2020 г.


Об этой находке отряд «Иван Сусанин» оповестил специалистов Всероссийского информационно-поискового центра.

Получив информацию, сотрудники ВИПЦ начали проверять накопленную (и постоянно пополняющуюся новыми архивными сведениями) базу данных по личному составу ВВС РККА, ВМФ и ГВФ, а также номерам самолетов и моторов. И вот, в результате проведенной архивно-исследовательской работы было установлено:

Самолет Ил-2 № 1861716 с мотором АМ-38ш № 2782 из состава 57-го смешанного бомбардировочного авиационного полка (с 01.03.1943г. - 7-й гвардейский штурмовой авиационный полк) ВВС КБФ не вернулся с боевого задания 1 октября 1942 года. В документах, хранящихся в Центральном архиве военно-морского флота (г.Гатчина) указывалось, что 1 октября 1942 года самолет Ил-2 пилотируемый командиром звена 1 АЭ 57 СБАП старшим лейтенантом А.В.Ненашевым, в районе Арбузово был атакован и сбит немецким истребителем Ме-109. В документах ВВС КБФ были найдены два донесения: в первом говорилось, что самолет был сбит и упал в реку Нева, напротив деревни Арбузово, а во втором донесении говорилось, что сбитый самолет упал в районе деревни Пески.

Место нахождения обломков самолета, полностью совпадало с местом, указанным во втором донесении. Обломки самолета были обнаружены в 1,5 километрах от деревни Пески и как раз напротив бывшей деревни Арбузово (указанной в первом донесении). Тем самым, можно однозначно утверждать, что обломки самолета Ил-2 принадлежат потере 57 СБАП ВВС КБФ относящейся к 1 октября 1942 года.

Как говорилось выше, самолетом управлял командир звена старший лейтенант Ненашев Алексей Васильевич.

Родился Алексей Васильевич в 1914 году в деревне Алешки Алешковской волости Борисоглебского уезда Тамбовской губернии (с 1928 года Алешковский район Воронежской области, в настоящее время Грибановский район Воронежской области).

В августе 1936 года А.В.Ненашев поступает курсантом в Военно-Морское авиационное училище им.Сталина, которое заканчивает в 1939 году. Как перспективного летчика Алексея Васильевича оставляют в училище на должности летчика-инструктора.

С началом Великой Отечественной войны (в сентябре 1941 года) училище из Ейска перебазировано в Моздок.

В это же время большая семья Ненашевых эвакуируется вместе с училищем (как семьи комсостава) и переезжает в станицу Галюгаевская Моздокского района Орджоникидзевского края (в настоящее время Курский район Ставропольского края). Там проживали отец Василий Сергеевич (1892 г.р.), мать Анна Максимовна (1894 г.р.), сестры - Антонина (1923 г.р.), Таисия (1927 г.р.), Зинаида (1933 г.р.), братья – Иван (1925 г.р.), Валентин (1931 г.р.). Кроме этого, на начало войны, в этой же станице проживала жена Алексея Васильевича – Надежда Петровна (1921 г.р.) и родившаяся в 1941 году дочь Людмила.

Именно в станице Галюгаевской стал дислоцироваться учебный авиационный отряд, где летчиком-инструктором был Алексей Васильевич.

До начала 1942 года А.В.Ненашев был летчиком- инструктором Ейского военно-морского авиационного училища. При формировании на базе училища авиационных полков и отдельных АЭ был определен командиром звена ночной авиационной эскадрильи на самолетах У-2.


Архивный документ на А.В.Ненашева. 2020 г.


Прибыв в состав ВВС КБФ ночная эскадрилья У-2 (он же - По-2) вошла в оперативное подчинение 57 СБАП.


В сети Интернет без труда можно найти отличное интервью с бывшим летчиком-истребителем ВВС КБФ Николаем Петровичем Цыганковым, взятое Галиной Эдуардовной Вабищевич (научный сотрудник ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», заведующая музеем Авиации ВМФ при академии). В этом интервью Николай Петрович вспоминает своего первого и единственного инструктора в Ейском училище:


Цыганков Николай Петрович.

летчик-истребитель ВВС КБФ Цыганков Николай Петрович.


«… Г.В. : Давайте вернёмся к вашему инструктору Ненашеву. Вы говорили, что он ушёл на фронт и погиб. Почему он попал сначала на У-2. Где и как он погиб?

Н.Ц. : Вот дали бы нам командиром звена этого Ненашева, моего инструктора, когда из выпускников в Училище полк собирали... И другие инструктора там были, некоторые в звании сержантов. Мы вместе ехали в эшелоне на фронт. А их почему-то определили в «ночники», посадили на По-2. Ночью не каждый лётчик летал, а у них был налёт большой. Вот, по-моему, мой инструктор в том полку и летал в должности командира эскадрильи.
Не знаю, откуда их там насобирали. Было 10 самолётов По-2, сформировали эскадрилью. Когда мы приехали под Ленинград, они перелетели на аэродром Гражданка. И летали только ночью. А когда и мы перелетели на Гражданку, встретились с ними. Позже их всех с По-2 сняли и пересадили на штурмовики Ил-2. И почти все они и погибли.

Г.В. : А что это был за вылет, как они погибли?

Н.Ц. : Они по очереди погибли. Никого из них не осталось. И Ненашев мой погиб... Не я его в тот вылет прикрывал. А то, я не знаю, как бы я пережил, что инструктор мой погиб… А вообще-то я его не раз прикрывал. Хороший был человек.

Г.В.: А вообще, как штурмовики и бомбардировщики к истребителям относились? Были «тёрки» между вами?

Н.Ц. : Нет, не было никогда. Они нас очень уважали. Вот стояли мы в Борках. Штурмовикам как-то дают на сопровождение гвардейцев, а они говорят: «Нет! Дайте нам пару Цыганкова». Мы со штурмовиками стояли на одном аэродроме, в одной столовой питались, жили рядом друг с другом и знали всех в лицо.
Когда стояли на Гражданке, аэродром обстреливали, и мы жили в частных домах по 2 - 4 человека, вместе утром на одном автобусе ехали на аэродром. У нас была одна семья. Вот и Ненашев, мой инструктор, тоже ездил с нами на автобусе. Только он был штурмовик, с По-2 попал на «горбатого», а я, салажонок, на истребителе летал. Погиб он потом, я его лицо до сих пор помню, много нашего брата на Балтике погибло за всю войну...».


В наградном листе (март 1942г.) на представление А.В.Ненашева к ордену Красного Знамени говорится:

«…в полк прибыл 15 февраля 1942 года. Умело организовал боевую работу своих подчиненных. Звено имеет 75 боевых самолето-вылетов ночью на боевого задание без потерь. Из них сам лично с 15 февраля по 17 марта 1942 года имеет 31 успешно выполненное боевое задание на самолете У-2 по уничтожению и подавлению огневых точек и живой силы на переднем крае обороны немецких захватчиков…(…)…

В выполнении боевых заданий настойчив, решителен и смел. Летает в любых условиях ночи при сложной метеообстановке и низкой температуры воздуха. Показывает пример мужества и отваги летному составу своего звена. Благодаря прекрасной технике пилотирования и умелому маневрированию, как сам лично, так и летный состав звена потерь в бою летного состава и повреждения мат.части не имеет. Успешно сочетает боевую работу с общественной. Работая зам.секретаря парторганизации АЭ, пользуется заслуженным авторитетом среди людей эскадрильи…».


Архивный документ на А.В.Ненашева. 2020 г.


Приказом командующего Краснознамённого Балтийского флота от 29 сентября 1942 года к ордену Красной Звезды прибавляется орден Красного Знамени. Вот выдержки из наградного материала (представление от 26 августа 1942 года):

«…По окончании полетов на боевое задание эскадрильи У-2, из-за наступления светлых ночей, летчик патриот социалистической Родины старший лейтенант Ненашев успешно переучивается на новый для него материальной части самолет Ил-2.

За самый короткий срок в условиях части освоил штурмовой самолет Ил-2 и был выпущен на боевое задание, на котором уже успешно выполнил 14 боевых заданий по подавлению и уничтожению огневых точек, техники, живой силы и кораблей противника на суше и на море…».


К сожалению, получить этот орден Алексей Васильевич уже не успел… 1 октября 1942 года он не вернулся с боевого задания…

И вот теперь мы подошли, ко второй важной стороне работы поисковиков – выявлению точного места захоронения погибшего защитника Отечества.

Как упоминалось, останков пилота на месте падения самолета найдено не было. Да в принципе это и понятно. Самолет упал на тыловые позиции наших сухопутных войск. В данном случае, можно предположить два варианта. Первый – погибшего летчика наземные войска похоронили рядом с местом падения самолета. Второе – тело погибшего летчика отвезли к месту сбора и захоронения погибших солдат, которое находилось поблизости.

Для начала, специалисты ВИПЦ стали проверять списки погибших воинов, учтённых захороненными на близлежащих воинских захоронениях. Так, на сайте Министерства обороны РФ - ОБД «Мемориал» была найдена запись, что старший лейтенант Ненашев Алексей Васильевич учтен в списке по воинскому мемориалу «Синявинские высоты» (Кировский район Ленинградской области). Правда, в таблице с именами погибших указывалось, что первичное место гибели д.Арбузово, а на мемориале имя А.В.Ненашева только увековечено. К сожалению, в Книге Памяти Ленинградской области (которая формировалась, и издавалась в период с 1994 по 2008 годы) сделана некорректная запись, которая говорит о том, что А.В.Ненашев похоронен на мемориале «Синявинские высоты», что конечно не отвечает действительности.

Конечно же, Алексей Васильевич Ненашев не мог быть захороненным на мемориале «Синявинские высоты». Место, где сейчас располагается воинский мемориал было освобождено от немцев только в августе 1943 года, а вообще окончательно бои на этой территории завершились только в январе 1944 года. Поэтому, никак и никаким образом погибший на правом берегу реки Нева, на территории Всеволожского района, старший лейтенант Ненашев не мог быть захоронен в годы войны на территории Мгинского (в настоящее время Кировского) района Ленинградской области. К слову сказать, данный мемориал от места гибели летчика находится на расстоянии 14-и километров по прямой. А самым близким массовым местом захоронения бойцов и командиров Невской Оперативной группы, и войск 67-й армии Ленинградского фронта в период 1941 - 1943 годов является мемориал «Невская Дубровка» (находится в 1,8 км западнее от п.Дубровка). По данным ОБД «Мемориал» (по первичным донесениям частей) там захоронено 2815 воинов. За послевоенное время на мемориальных плитах мемориала увековечены имена 6903-х солдат и офицеров Красной Армии. Этот мемориал находится в 4 км от места падения самолета. К сожалению, имя погибшего летчика А.В.Ненашева на мемориале в Невской Дубровке отсутствует.

Теперь можно подвести небольшой итог. По проведенной полевой поисковой и архивно-исследовательской работе точно установлено, что на самолете, обломки которого, были обнаружены у д.Пески погиб командир звена 57 СБАП ВВС КБФ старший лейтенант А.В.Ненашев. По проведенному мониторингу списков воинских захоронений стало известно, что на мемориале «Синявинские высоты» имя погибшего летчика увековечено, но он там в действительности не захоронен. Это и подтверждают вышеприведенные исследования. Самым близким воинским захоронением к месту падения самолета является мемориал «Невская Дубровка» рядом с п.Дубровка Всеволожского района. Тем более, в годы войны в этом месте дислоцировался полевой эвакуационный пункт с эвакоприемником, и поэтому хоронить погибших и умерших от ран в этом месте стали еще с сентября 1941 года.

Поисковики отряда «Иван Сусанин» в будущем продолжат полевые работы на месте падения самолета. Возможно, что рядом найдется утерянная могила отважного летчика. Но если первичное место захоронения не найдется, наверное, целесообразно организовать работу по увековечению имени летчика на мемориале «Невская Дубровка».

Работа продолжается…

Илья Прокофьев, 16 апреля 2020 г.



Наверх