Газета "Отечество"

№2 (77) Сентябрь 2011




ГЕРОЙСКИЙ СЫН ОТВАЖНОГО ОТЦА

Мы знаем Героев Советского Союза, читали о них в книгах, слушали их выступления по телевидению. Но не каждый встречался и общался с ними напрямую. Что же это за люди, Герои? 9 марта 2011 года в Информационно-поисковом центре «Отечество» состоялась встреча поисковиков с Героем Советского Союза Ахтямовым Сабиром Ахтямовичем.

Несколько лет назад в Ленинграде в музее обороны города, узнав, что я из Казани, ко мне подошел один из работников музея, попросил передать привет нашему земляку, Герою Советского Союза Ахтямову Сабиру Ахтямовичу - воевали вместе. Очень тепло, даже с восхищением, рассказывал о своем товарище, что он был удивительный истребитель танков. Так как он никто не мог стрелять, и просто не понимали, как так точно можно их подбивать. Мне было очень приятно, что именно однополчанин так уважительно рассказывал о нашем Герое, о его боевых делах, о заслуженном высоком звании.

Сабир Ахтямович родился 15 июня 1926 года в деревне Верхний Искубаш Таканышского, ныне Кукморского, района. В Красной Армии с ноября 1943 года. Принимал участие в освобождении Белоруссии, Прибалтики, в боях на территории Германии.
Героем Советского Союза стал в восемнадцать лет, Указ подписан 24 марта 1945 года.

При одной из встреч Сабир Ахтямович рассказывал, что не может найти в Книге Памяти имена отца и двух его братьев, погибших в Великой Отечественной войне. Мы с сотрудниками редакции Книги Памяти нашли, что из-за сильного искажения названия деревни и района в донесении из воинской части, отец Сабира Ахтямовича, Салимзянов Ахтямзян, включен в Книгу Балтасинского района, а его братья - в дополнительный том.

Изучая в связи с этим документы по 331 стрелковой дивизии, в которой служил Ахтям Салимзянов, выяснилось, что отец будущего Героя Советского Союза в 1943 году награжден медалью «За отвагу»!
А в боях на подступах к Ярцево, 10 сентября 1943 года Салимзянов Ахтамзян погиб. Похоронен на воинском кладбище д.Петрово Ярцевского района Смоленской области. На этом кладбище похоронено 4047 воинов, сейчас в деревне проживают 150 человек, то есть за каждого жителя погибло 25 воинов.

Мы передали Сабиру Ахтямовичу документы о его отважном отце: копию наградных документов, донесение о месте гибели, описание кладбища, где он покоится, карту местности, фотографию памятника на могиле. Сабир Ахтямович сказал, что изучит их, сделает копии и раздаст всем племянникам: «ведь у меня об отце до сих пор ничего не было».

Потом Сабир Ахтямович рассказал о войне, ответил на наши многочисленные вопросы.

«Я помню хорошо своего отца, он почти три года воевал, получил несколько ранений, и к концу 1943 года погиб геройски. Меня призвали в 1943-м как раз когда погиб отец, так совпало, что первая встреча с фашистами случилась на Смоленской земле, где погиб отец. Оттуда я начал свой боевой путь в составе 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса рядовым солдатом-бронебойщиком с ружьем ПТР.
До этого успел поработать в колхозе. На моем попечении было 8 человек детей и мать 9-я, отец на фронте, так в 15 лет я стал главой семьи. С детства был на кузнице у отца, любил, как он работает, помогал, запоминал все.
После призыва нас полгода муштровали, готовили стрелять по танкам, обучали и скоростной стрельбе - 3 секунды на выстрел, и попадание почти 80%. Вот это и помогло на фронте. А когда распределили по ротам, меня сделали связным командира взвода. Ну что делать, приказ есть приказ, один день побыл у него. Пошел к командиру роты: «Не могу я так, меня ведь учили танки уничтожать, а вы поставили денщиком. Не могу, поставьте меня в строй!». Послушались, дали мне ружье, поставили в строй. Дальше уже воевал именно бронебойщиком, поскольку этому я научился.

О том, в каких условиях приходилось действовать бронебойщикам, немного будет понятно из такого эпизода: в направлении Кенигсберга у населенного пункта Ауловенен (ныне Калиновка) нас останавливают два тяжелых танка «пантера», их броню мы не можем пробить, у нас же только ружье ПТР. Командир взвода советует: а если вам перейти нейтральную территорию, забраться на здание и с чердака сверху одним выстрелом в моторную часть уничтожить эти танки. Ну, на войне совет командира приказу подобен.
И поползли мы по-пластунски по канаве, отползли метров 30, ранило моего второго номера, пришлось дальше ползти одному. Немец обстреливает, пули по моему котелку на спине стучат, мне это нервов стоило здорово, пришлось кое-как сбросить котелок и вещмешок. Перешел нейтралку, поднялся на второй этаж здания. Один выстрел только сделал в моторную часть первого танка и загорелось, потому что там горючее. А у второго танка мотора не видно, виден только ствол. Ну что делать, сделал два выстрела по стволу. Ружье бьет точно, ну и недалеко, метров 100 было. Смотрю, что дальше будет, а фашисты не заметили, что у них пробит ствол, сделали собственный выстрел, и снаряд в стволе разорвался, сами себя и уничтожили. Теперь надо драпать отсюда, потому что засекли меня, начали стрелять по зданию, половина его уже разрушилась. Вышел кое-как из завала и дальше по старому пути по-пластунски ползу. Встречают с криками: «Ахтямов вернулся!». Выбегает командир бригады - высокий, 2,20 ростом: «Сынок! Вернулся? Вычеркните из списка».
Оказывается, уже попал в список погибших. Ну и вовремя вернулся, а то бы мать получила вторую похоронку. Не знаю, выдержало бы сердце.
Меня из списка погибших вычеркнули, я опять жив, встал в строй. Отошли метров 50, разрывается мина возле строя, меня ранило в левую ногу осколком насквозь. Пришлось пролежать в полевом госпитале, а когда выписался вызывают в штаб бригады, там говорят тебя награды ждут. Оказывается награждали меня, ордена Красного Знамени и Красной Звезды еще не врученные были. И сразу две награды в один день получил».

Сабир Ахтямович, мы находим у солдат подписанные ложки. Было у вас такое, Вы сами, ваши товарищи так подписывали, и как солдат вообще относился к тому, что он может погибнуть, какое-то известие о себе передать?
В наше время, а это 1944-й год, уже пошло сплошное наступление, мы в обороне редко бывали, поэтому чтобы ложки подписывать я не помню такого, я лично не делал. Я сам делал маленькие ложечки из гильзы ПТРовского патрона, у меня всегда с собой была маленькая зубилка и молоточек. Некоторые метки делали, на котелок или ложку, кружку - чтобы не перепутали, так было. Но я не помню, чтобы я свои вещи помечал как-то.

Вы в 17-18 лет попали на фронт, простой деревенский мальчик. Как это было впервые встать против танка?
Между прочим, нас готовили еще в школе, в седьмом классе, помню, учили военные предметы, а потом когда война началась, нас подростков собирали при школе на занятия всевобуча. Я за семь километров ходил туда, там из военкомата лейтенант после ранения из малокалиберной винтовки учил стрелять. Делали трещотку, она трещит как пулемет, мы в наступление ходили, окопы делали малой саперной лопатой. Лейтенант нам показывал, как лежа окапаться: надо сначала голову спрятать, чтобы по голове не попало, а потом уже углубляться, и этим премудростям мы учились, это очень помогло на фронте.

Вопрос из нашей поисковой работы: как хоронили погибших товарищей?
Когда наступление, наспех, бежишь - все это делает похоронная команда. Они разыскивали погибших, хоронили, братские могилы делали. Я помню только один случай, тогда под бомбежкой погиб у нас сержант Жарков - из Казани. Мы были друзьями, и хвалились, что мы земляки. Он перед самым наступлением под бомбежку попал, мы его похоронили прямо на месте, уже не помню где, может в похоронке и сказано, командиры-то записывали. Второй случай, погиб у меня второй номер - его захоронила бомбежка, бомба попала в окоп на промежуточной позиции во время наступления. Я тоже не мог как следует похоронить, пусть будет пухом тебе земля, вспоминаю всегда.

Мы посвятили эту встречу памяти братьев Салимзяновых - Ахтамзяна 1903 г.р., Мукмина 1906 г.р. и Музипа 1909 г.р., погибших за свободу нашей Родины, и чествуем Ахтямова Сабира Ахтямовича, поднявшего отвагу своего отца и его братьев до высшего признания воинского служения - звания Героя Советского Союза.

Здоровья Вам Сабир Ахтямович, спасибо за память о своих близких.

Рафик Салахиев,
ВИПЦ «Отечество»
г.Казань



Привет участникам XI Открытого республиканского фестиваля поисковых отрядов!
События.
Любим. Помним. Скорбим.
Памяти детей, погибших на теплоходе «Булгария». (Ольга Ланцова)
Одна большая команда. (Марина Прокофьева)
Равнение на Победу! (Андрей Мордвинов)
Геройский сын отважного отца. (Рафик Салахиев)
Вы все рвались на фронт. (Дмитрий Юдин)
Манушкино. Многолетняя боль... (Айрат Фатыхов)
Вопреки статистике. (Мария Салахиева)
Добрая традиция лета - «Поиск». (Андрей Чугуров)
ВИПЦ.РФ. Поиск и наука.
Помню я пехоту и... штрафную роту. (Петр Хоменко)