Газета "Отечество"

№4 (37) Декабрь 2001


Мы – Победители.
ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНА.

Все, что происходило в октябрьские дни под Москвой, запомнилось, конечно, с предельной четкостью на всю жизнь.

Осенью 1941 года четвертая батарея 193 зенитно-артиллерийского полка, в которой служил я, расположилась в районе аэродромов Внуково и Сухово, охраняя их от налетов вражеских самолетов. И когда немецкие танки прорвали нашу оборону под Нарофоминском, получили приказ: немедленно отправляться на передовую.

На рассвете следующего дня на опушке леса показались танки противника. Батарейцы открыли огонь. Разгоревшийся бой все ожесточался, враг хлестал из орудий танков, пулеметными и автоматными очередями, но наши артиллеристы и бойцы взводоуправления сумели сломить сопротивление. Когда казалось, что бой подходит к успешному концу, вдруг появились еще десятки немецких танков, а вслед за ними большая группа автоматчиков. Пришлось занять круговую оборону. Подбили восемь танков, уложили десятки гитлеровцев. Цепь дрогнула и тут же повернула обратно. Итак, первая атака отбита. А сколько еще их было. Словом, никакого просвета. Снова и снова лезут гитлеровцы, хотя несут большие потери.

Огонь врага нарастал, правда, беспорядочный, явно рассчитанный на психику. Но от этого не легче. Тут главное выдержать, не обнаружить себя до времени. Хотя командиры отделений опытные, но я на всякий случай по отделениям передал, чтобы без надобности не стреляли. А враг ближе. Вот у него отчетливо видны и танки, и перекошенные орущие рты автоматчиков. Еще десяток метров, еще пяток. Командую: «Огонь!». Тотчас же орудийным, ПТР-овским и пулеметным огнем ощетинилась вся батарея вместе с бойцами взводоуправления. Атакующих поубавилось, но остальные пьяные немцы бежали строго из «шмайсеров» от живота. Пока что особого вреда не было, но если дорвутся до неглубоких ячеек бойцов, будет худо . . .

И в этот момент по эсэсовцам резанула пулеметная лента сбоку. Это я, помкомвзвода, загодя догадался поставить один расчет на особо выгодную позицию. Ох, как он выручил, этот расчет! И немцы стали драпать!

Так мы вели тяжелейшие кровопролитные бои под Нарофоминском и врага не пустили дальше. Здесь, именно здесь начал я изучать азбуку войны.

Сейчас, спустя более полвека после победы встречаешь иногда в литературе о подмосковной битве акцент, может быть, и невольный, что в героизме наших войск чуть ли не главное то, что они «выстояли». В чем-то неправильным, каким-то пассивным становится смысл этого слова, когда вспоминаешь и события, и людей, о которых говорят, что они «выстояли».

Нет, это совсем не было просто стойкостью. Это было гигантским, непрерывным сражением, где активный бой являлся самой главной сутью беспощадной борьбы наших войск с врагом. Именно поэтому они – воины – победили!

Березкин Я.М.,
бывший помкомвзводоуправления батареи 193 зенитно-артиллерийского полка,
инвалид Великой Отечественной войны,
участник обороны Москвы.


Мы - Победители.
Поисковому движению зеленый свет.
Городская научно-практическая конференция.
Госаппарат и общество.
Наш "лейтенантский" полк.
Парад 41-го.
Рыцарский Карнавал.
Быть или не быть? Вопрос решен.
В нашей работе мелочей не бывает.
Клуб "Долина".
Нет задач невыполнимых.
Такая интересная работа.
Еще раз о Книге Памяти.